Подпишитесь на наши новости. Введите ваш email

Специализация ученого – как измениться

В 1998 году новаторский мыслитель и выдающийся биолог ЕО Вилсон предупреждал о научной сверхспециализации – хранилища силоса «должны быть снесены ради прогресса человечества». Социобиолог Ребекка Коста в 2010 году утверждала, что «чем больше силоса становится и чем лучше укрепляют его хранилища, тем дальше человечество отклоняется от единого, системного подхода к нашим самым серьезным угрозам».

Большие проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, требуют междисциплинарных инноваций. Взять к примеру международные переговоры в Париже по вопросам изменения климата – тема, требующая подхода дисциплинарных экспертов, но также и анализ с междисциплинарной точки зрения. Великие идеи приходят от понимания общей картины и создания межграничных связей.

Неудивительно, что университеты, научно-исследовательские организации и различные фонды, хорошо осознавая огромный потенциал междисциплинарного сотрудничества, с энтузиазмом рекламируют свою поддержку всему междисциплинарному. Подумайте о нанотехнологиях, которые основываются на физике, биологии и химии. Или борьба с болезнями, базирующаяся на общественном здравоохранении, науке о поведении, биостатистике и эпидемиологии.

И глубокий и широкий подходы имеют преимущества и недостатки. Так почему люди из разных научных специальностей так редко вовлекаются в значимые совместные проекты? Недавно я со своим коллегой Эндрю Хессом изучил цели ученых и стили работы с точки зрения глубины и широты результата их исследования.

Да, есть структура, но люди могут выбирать

Большинство ученых работает в институциональных и профессиональных контекстах, и в подавляющем большинстве случаев глубокая специализация приветствуется и поощряется. Рассмотрим названия отделов и журналов или то, что связи идут скорее в рамках одной дисциплины, а не через границы дисциплины, или как выделяются гранты и денежные средства. Для некоторых слово «универсал» является уничижительным, но сотрудничество в различных дисциплинах не подразумевает ничего плохого. В действительности, как показало одно из исследований, 70% согласны с ценностью междисциплинарной работы.

Помимо структурных факторов, какова личная мотивация, которая формирует соотношение глубина-широта профессионального результата работы ученых? Чтобы ответить на этот вопрос, мы определили глубокое исследование как приходящее к нашим знаниям узкоспециализированными способами. А широкое исследование – как охватывающее большее разнообразие тем.

Как наши ученые оценили глубину-широту

В нашем первом анализе мы предоставили ученым-медикам описания двух гипотетических исследований. Одно было глубоко специализированное, другое – широкое и пограничное. Оба исследования имели отношение к компетенции участников и полностью финансировались. Мы попросили ученых оценить привлекательность этих исследований, в т.ч. с точки зрения рисков, значимости, потенциальной важности и др.

Результаты оказались предсказуемыми: при прочих равных условиях, широкое исследование рассматривали как представляющее больше рисков и имеющее меньшую значимость и потенциал. Респонденты были менее склонны вести междисциплинарные исследования. При необходимом выборе две трети ученых сказали, что они предпочитают более глубокие, а не широкие исследования.

По сути, эти ученые смотрят на междисциплинарные исследования как на предлагающие высокие профессиональные риски с низким уровнем вознаграждения и скудной профессиональной отдачей.

Результат отражает образ мышления

В следующем анализе мы собрали данные анкет 466 медицинских исследователей об их целях и перспективах. Затем мы сравнили их ответы с архивными данными, что позволило нам объективно оценить глубину и широту их 10-летних портфолио. Анкеты предоставили полезную информацию о ключевых особенностях поведения и отношения, связанных с работой, включая конкурентоспособность и добросовестность.

Нам удалось связать поведение и образ мышления ученых с широтой и глубиной их опубликованных исследований. Оказалось, что цели исследователей предсказали глубину и широту публикаций.

Ученый, которые были сильно мотивированы, чтобы продемонстрировать высокую эффективность, в течение десяти лет исследований показали больше глубины. Напротив - больше широты, а не глубины – оказалось у тех, кто проявлял большой интерес к изучению нового, даже если это затратно с точки зрения времени и профессионального роста.

Это имеет смысл, если вы считаете, что об эффективности часто судят по публикациям в узкоспециализированных журналах, которые продвигают знание в конкретной области ученого. Кому-то нужно быть мотивированным на изучение новых вещей, возможно, со значительными затратами, для того, чтобы добровольно воспротивиться ожиданиям и выйти к более широкому подходу, который часто не вознаграждается. Исследование не происходит по структурному указу; оно также обуславливается тем, что конкретный ученый инстинктивно находит привлекательным и полезным.

Наши участники-ученые также имели различия в том плане, как они сосредоточили свои усилия на использовании имеющихся знаний и на изучении новых знаний. Как правило, ученые стремятся извлечь выгоду из тех специальных, экспертных знаний, которыми они уже обладают.

Теория менеджмента и анализ дают понять, что и люди, и организации отдают предпочтение более безопасной работе с имеющимися знаниями, нежели исследованиям. При прочих равных, такой труд считается более эффективным и в меньшей степени подверженным неудачам. Ведь очень трудно переключать механизмы и исследовать совершенно новый вопрос по другой теме, требующей новых знаний; здесь весьма вероятны ошибки, и путь к публикации будет длиннее. И как нежелательный результат - потенциальные междисциплинарные преимущества исследований остаются нереализованными.

Готовы к переменам

А теперь важный момент с большим подтекстом - модели поведения, которые мы наблюдали, не обязательно свидетельствуют о глубоко укоренившихся чертах личности. Это лишь стили работы, которые могут быть изменены, если люди захотят изменить их. После того, как ученые узнают о своих склонностях, они могут начать стратегически думать о том, каким образом можно было бы их изменить. Изменяя порядок распределения времени, усилий и ресурсов, ученые могут стремиться к большей широте (или глубине) будущих проектов.

Некоторые компании - в том числе Apple, Unilever и Cleveland Clinic - упорно работают над тем, чтобы сломать силос мышления и хотят видеть в своих специалистах и менеджерах «Т- форму», где вертикальная черта означает специальность, а перекладина представляет знание других специальностей и/ или, самое главное, опыт и навыки креативной и эффективной работы с людьми в различных областях. Например, ученые Уленбрук и Де Йонг описывают Т-образную компетенцию на примере специалистов по воде: гидрологи, гидротехники, специалисты в области землепользования, водные экономисты и эксперты управления водными ресурсами - они все должны сотрудничать, ценить опыт друг друга и охотно переходить границы смежных специальностей.

В нашем исследовании мы рассмотрели индивидуальное научное поведение и результат. Смысл этих индивидуальных действий имеет глобальное значение. Огромное значение исследований характеризуется профессиональной специализацией, их глубина не вызывает сомнений. Но как ежедневно напоминают нам глобальные события, в том числе переговоры по проблемам изменения климата в Париже, только за счет эффективного сотрудничества и конструктивного междисциплинарного подхода, мы найдем решения массовых и сложных задач, стоящих сегодня перед миром.

Источник: https://theconversation.com/scientists-tend-to-superspecialize-but-there-are-ways-they-can-change-51644